Здания суда

Историческая справка

Здание построено к 1789 г. Вначале оно было двухэтажным, прямоугольным в плане, размерами 128х16 м вытянутым в одну линию вдоль улиц  Ивановской (ул. Гоголя)  и  Губернаторской (ул. Некрасова).

Главным фасадом здание было обращено на  Ивановскую улицу. В здание с разных сторон вели пять крылец на каменных столбах.

бывший фасад и часовая башняНа фото: бывший фасад и часовая башня

После завершения строительства с 1789 по 1811 гг. в нем разместились Псковское наместническое правление, городской магистрат, палаты уголовного и гражданского суда, архив и чертежная. После ликвидации наместничеств в 1796 г. оно стало называться Присутственными местами, которые и находились в нем до 1811 г.

В период Отечественной войны 1812 года, когда Псков был базой русских войск и ближайшим прифронтовым тылом, в здании Присутственных мест был оборудован военный госпиталь.

В 1818 г. по инициативе Императора Александра I здание было принято в ведомство Инженерного департамента военного министерства и к 1823 году значительно реконструировано.

Целью реконструкции было размещение Военно-сиротского отделения Псковской гарнизонной школы (Школа, впервые открытая в Пскове в 1783 г., не имела своего здания и располагалась в старом генерал-губернаторском доме, который требовал большого ремонта).

В мае 1824 г. Военно-сиротское отделение было переведено в здание бывших Присутственных мест. В 1826 г. в Военно-сиротском отделении обучалось три возрастных группы воспитанников: старшая (86 учащихся), средняя (494) и младшая (97). Из них около 100 человек размещались в здании, а остальные были расквартированы по частным домам. Администрация и педагогический персонал насчитывали до 40 человек, включая командира отделения майора Крыжановского.

На фото: здание на Некрасова, 23

Воспитанников - сирот и солдатских детей обучали грамоте, военному делу и ремеслам.

9 декабря 1827 г. по Высочайшему повелению Военно-сиротское отделение было переименовано в полубатальон военных кантонистов, включенный в состав вновь сформированной 2-й стрелковой учебной бригады кантонистов. Начальником бригады был полковник Вохин, а полубатальона с 1828 г. - барон Билинсгаузен, которого в июне 1830 г. сменил подполковник Грошев.

На фото: погоны псковских кадетов

С 1831 г. в полубатальоне были организованы летние лагеря, расположенные на Завеличье, близ деревни Гнилище. В лагерях кантонисты занимались военной и строевой подготовкой, а один день в неделю - повторением пройденных за год предметов.

17 мая 1835 г. полубатальон посетил Император Николай I, особо интересовавшийся положением дел в псковских воинских частях ввиду их близости к прибалтийским границам России и в связи с политическими осложнениями в Польше.

В 1840 г. в командование полубатальоном вступил майор И.И. Якубовский, которого в 1844 г. сменил полковник М.К. Адлерберг. Численность учащихся к этому времени достигла 2243 человек.

О состоянии полубатальона во время командования им М.К Адлерберга псковский историк Ф.А. Ушаков сообщает:

"Старожилы рассказывают, что он был человек слабый, допускавший массу злоупотреблений и державшийся только благодаря протекции своего родственника барона Корфа...

На фото: Фёдор Ушаков

Так как здание не могло вмещать в себя такую массу учащихся, то пришлось 3/4 батальона разместить в окрестных деревнях поротно. Так были заняты деревни Гнилище, Кресты, Бутырки, отстоящие от города верстах в пяти-шести. Такое разбросанное расквартирование совершенно парализовало надзор начальства и привело к тому, что некоторые роты совсем не имели обмундирования, кантонисты не являлись в училище по невозможности выйти без одежды из отдаленных деревень... Кормили еще хуже, или, лучше сказать, кантонистам, особенно живущим вне здания, по деревням, была предоставлена полная самостоятельность в отыскании себе пищи. Воровство развилось в ужасающих размерах и жители деревень, в которых помещались кантонисты, просили как манны небесной, чтобы их освободили от постоя этих "мародеров".

Десять лет такого безобразия оставили глубокий след на заведении, так что полковнику И.Ф. Филатову, принявшему батальон в 1854 г., стоило много труда и энергии, чтобы водворить хотя бы наружный порядок в этом хаосе разврата, безобразия и полной разнузданности не только в среде воспитанников, но и самих воспитателей.